Рассказ на вечер №10 · Бессонная ночь

Комиссар полиции округа Дейд Стивен Уорлок в сотый раз перечитывал отчет своего подчиненного, посвященный осмотру места происшествия. Буквы буквально прыгали перед глазами, заставляя глаза напрягаться. Однако скачка текста была ничем, по сравнению с тем, что испытывал головной мозг Уорлока. Ему начало казаться, что еще секунда – и все содержимое черепной коробки разлетится в разные стороны. Зажмурившись и встряхнув косматой седеющей головой, комиссар еще раз пробежался взглядом по отпечатанным рядам. Как только он доходил до этого самого места, его ладони предательски потели, а мозг дальше отказывался понимать.

«… Следов взлома не обнаружено. Ключ вставлен в замочную скважину, дверь явно была открыта изнутри. Фрамуга оконной рамы поднята, на подоконнике видны следы женских ног, развернутые во внешнюю сторону. По предварительным данным, земля с отпечатков ног с примесью желтой глины и каменной крошки темного цвета, издает слабый запах лаванды. Тело хозяина пентхауса Шелдона Бейзила лежит на полу гостиной, ноги широко расставлены в стороны, на лице выражение ужаса – рот приоткрыт и искажен гримасой, глаза широко открыты, зрачки уставлены в одну точку. Правая рука выставлена вперед, как будто он хотел закрыться от чего-то. В левой руке зажат массивный золотой крест. Одежда не повреждена, за исключением небольшого желтого пятна на левой стороне груди (похоже на ожог). Повреждений кожного покрова не обнаружено, однако выявлено другое – кожа погибшего ссохлась и сморщилась, покрылась старческими пигментными пятнами, все волосы поседели до корней. Ногтевые пластины пожелтели и искривились. Вся домашняя аппаратура вышла из строя – обнаружены следы оплавления пластика в месте соединения с электрическими розетками рядом с холодильником, тостером, домашним кинотеатром, личным ноутбуком. Зарядное устройство для мобильного телефона полностью расплавилось, можно различить лишь концы штепселя, остальное представляет собой кучу бесформенного пластика. Из личных вещей погибшего ничего не пропало. В разбитом бокале, обнаруженном возле тела, найдены следы крови…»

И так далее, в том же духе – абсолютная чертовщина. Почему следы есть только на подоконнике? Да еще женские и с запахом лаванды? Что стало с техникой? Что за кровь в бокале – неужели покойный Бейзил любил побаловать себя глотком-другим свежей крови? Ведь следов вина в разбитом бокале не нашли. Хотя, с другой стороны, кровь больше нигде не была обнаружена, только в бокале Бейзила. И на его теле не было ни одного пореза или другой кровоточащей раны.

Уорлок никогда не отличался религиозностью, но сейчас ему в голову лезли мысли, одна другой нелепее – кто-то из демонов решил посчитаться с покойниками. Да, Бейзил, крупный медиа-магнат, явно был не первый в череде странных происшествий, которые произошли за последние 7 недель. Двумя неделя раньше в точно таком же состоянии, резко постаревшими на добрые тридцать-сорок лет, были обнаружены сестры Винтер, обе – бывшие пловчихи, которые после завершения спортивной карьеры занялись благотворительностью. Поговаривали, что отношения между сестрами далеки от родственных, однако, как говорится, никто их за руку не ловил. Жили они тихо, изредка появлялись в приютах для сирот и домах престарелых и оказывали материальную помощь нуждающимся. За неделю до их гибели таинственным образом исчез местный священник, которого спустя сутки после исчезновения обнаружили мертвым перед алтарем. Он распростерся перед статуей Иисуса, зажав в руках Библию и сандаловые четки. Падре тоже был весь седой, кожа на всем теле была по-старчески дряблой и ссохшейся, лицо выражало крайнюю степень ужаса.

Самым первым в этой череде непонятных смертей был известный местный криминальный авторитет Блондинчик Бобби, у которого была не одна ходка в места не столь отдаленные. Когда он вышел последний раз на свободу, его встречали с огромной помпой: к тюрьме подкатил целый кортеж из 5 дорогих машин, из которых толпами высыпали его верные подручные с длинноногими красотками в немыслимо коротких платья. Бобби был большим ценителем женских прелестей и по дороге в его особняк в пригороде, он успел насладиться телами сразу 3 девушек, ехавших с ним в одной машине. Как он сам сообщил с большой гордостью, долгая дорога – отличный повод поближе познакомиться с шикарными телками.

Блондинчик даже среди своих отличался необыкновенно темной кожей – именно поэтому и заслужил такое своеобразное прозвище. Он был сообразителен, никогда не упускал свою выгоду и умел мастерски вести двойную игру. С ним не любили связываться, ведь его непредсказуемый характер всегда ставил под угрозу успех предприятия. Зато в деле разработки планов ему не было равных – именно поэтому его привлекали для совместных сделок незнакомые между собой партнеры. Слабостью Бобби всегда были женщины, и он, никогда никому не доверявший, попался на удочку агента ФБР под прикрытием – некой Гвен Ройс. Комиссар понимал его как мужчину – прелести агента Ройс были предметом тайных грез всех, кто с ней сталкивался. Она была высокой, стройной шатенкой и обладала необыкновенно сексуальным низким голосом, который, в сочетании с ее пышным бюстом, не оставлял никому шансов. Гвен сумела зацепить Бобби, когда тот сидел в ресторане с приятелями и стал свидетелем ссоры (постановочной, конечно же!) между Гвен и ее приятелем, смазливым темнокожим парнем в кожаной куртке.

Стивен мрачно потер лоб, помассировал широкими сильными ладонями виски и откинулся в кресле. Комиссар проработал в полиции более 30 лет и собирался с почетом на пенсию. Он вспомнил, что, когда обнаружили Бобби, тот тоже был с абсолютно белыми волосами и покрытый старческими пятнами. Его вначале не признали даже его подручные, которые сообщили, что вместо их босса, в халате Бобби, на его любимом диване, сидит какой-то незнакомый старик. Вокруг были следы даже не перестрелки, а обстрела – Бобби палил из двух пистолетов куда попало, начисто разнеся свою роскошную спальню. Именно звуки стрельбы заставили его подчиненных поднять тревогу и вбежать в его личные покои. Однако они там никого не обнаружили, кроме седого старика в малиновом шелковом халате, державшем в руках два пистолета и глядевшем куда-то в одну точку широко раскрытыми глазами.

Дело начинало принимать скверный оборот. Мэр, который собирался баллотироваться на второй срок, чуть ли не угрожал Уорлоку досрочным выходом на пенсию. Когда комиссар, наконец, решил, что с него хватит этой чепухи на ночь глядя и пора собираться домой, тишину кабинета прорезал громкий телефонный звонок.

Категория: Блог / Рассказы



Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает ваши или чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • 0
  • 1 037

Добавить комментарий