Рассказ на вечер №14

— Ваш муж был вчера застрелен при попытке к бегству, — полицейский говорил это со странной смесью сочувствия, отвращения и профессионального равнодушия. Получалось у него не очень.

Я знала, что выходить за Артура было плохой идеей, но именно их я чаще всего воплощаю в жизнь.

— Как единственному живому родственнику вам предстоит опознать тело, — продолжал страж закона.

Как будто я не знаю это без него. Хотя у моего муженька был отец, но Артур собственноручно его зарубил.

— Примите мои соболезнования.

Как будто ему действительно может быть жаль. Как будто кому-то вообще было жаль Артура, кроме меня.

Несмотря на то, что мой муж, о существовании которого я редко вспоминала и никогда не забывала, и при жизни-то не был особо красивым, а после смерти он стал откровенно безобразным – его тело превратилось в истерзанный кусок мяса, больше похожий на огромный труп крысы, застрявшей в мышеловке, чем на человеческие останки. Конечно, это был Артур, если речь идет об опознании тела, но, одновременно, его здесь и не было: некая субстанция, называемая у людей душой, уже покинула эту бренную оболочку, эти стены и, я полагаю, этот мир.

Если верить христианским заветам, то убийцы непременно отправляются в ад, но насильно убиенным, умершим раньше срока возможности своего раскаянья, открывает ворота сам апостол Петр. Не помню, чтобы Артур когда-нибудь предпринимал попытки к раскаиванию содеянного, и уж тем более мне неизвестно, куда отправилась его душа, если таковая у него имелась, но я уверена, что даже в аду ему будет намного лучше, чем здесь.

В последний раз я навещала Артура два месяца назад. Больничные стены всегда навивали на меня тоску, а больничные стены психиатрической лечебницы вполне могли вогнать в депрессию. Поэтому из-за этого своего неприятия я редко навещала мужа. Наверное, стоит рассказать, почему оказалась замужем за психопатом-убийцей. Идея о браке пришла мне в тот момент, когда я смотрела на окровавленное древко топора, которым Артур убил своего отца. Кровь на деревянной ручке приобрела какой-то коричневый оттенок, совсем не похожий на настоящий и ни чуть не устрашающий. Тогда я подумала: что происходит в голове у человека, который убивает собственного отца, потому что думает, что является духом мщения. Артур не был особо аккуратен в своих преступлениях, и я подозревала, что скоро его накроют, поэтому единственный выход, который я нашла, чтобы наблюдать за ним – это выйти за него замуж.

Находясь после убийства в том расслабленной состоянии, в котором обычно пребывает мужчина после эйфории секса, Артур безропотно поставил подпись в ЗАГСе, и мы официально стали женаты. Впоследствии именно из-за этого я могла навещать его в больницу, куда его упекли на всю оставшуюся жизнь из-за призванной в суде невменяемости. Но, как мы уже знаем, мой муж успешно сократил этот срок.

Обычно наши встречи проходили в обшарканном помещении, смахивающем на учебный кабинет времен войны, здесь гордо именуемым гостевым залом. Артур всегда выглядел плохо и обычно бессмысленно таращился в стену, даже не поворачивал головы в мою сторону. Но иногда его глаза прояснялись, и он делился некоторыми откровениями своего безумия. Я слушала и записывала. У меня получился целый блокнот, который, скорее всего, останется непрочитанным.

Но у того, чтобы быть чьей-то женой, тоже есть неприятная сторона – теперь мне придется его хоронить. Довольно муторно и хлопотно, раз у меня не получилось притвориться, что я не я и лошадь не моя.

Похороны были похожи на извращенное свидание меня и гробовщика, потому что кроме нас двоих на кладбище в тот день никого не было. Моросил противный дождик, тем самым еще больше усиливая и без того не радостную атмосферу. Глухой стук лопаты был единственным звуком, и я думала только о том, как же холодно и когда эта слизкая мука закончится. И все-таки, когда все закончилось, я не чувствовала себя счастливой.

У кладбищенской калитке меня поджидал знакомый автомобиль. Даже странно, что я его сразу не заметила. Бердеев вышел из машины навстречу мне и неприятному дождю. Он мог предложить мне сесть в машину, укрыться от дождя, но такой вежливости я от него не ждала. Между нами состоялся короткий, в лучших Чеховских традициях, диалог:

— Он мертв?
— Да.
— Это точно он?
— Да.
— Хорошо. Теперь все.

После этого он сел в машину и уехал. Разворачиваясь, его немного занесло.

Бердяев был следователем в отделе, где ввелось дело маньяка по прозвищу Раскрепощитель, которым и оказался Артур. Меня всегда удивляла особенность следаков придумывать серийным убийцам нелепые клички. Но на это раз они ни при чем – насчет прозвища постаралось местное СМИ. Артур убил сестру Бердяева, для которого с тех пор это дело стало актом личного возмездия. Странно, что он сейчас в гроб не залез, чтобы лично убедиться, что Раскрепощитель мертв.

У меня не было кота. Принято считать, что у каждой одиноко живущей девушки есть кот, но его у меня не было. Вопреки всеобщему неправильному мнению, кошки – премерзкие существа: они неверные, как продажные любовницы, свободолюбивые, как кубинские революционеры, и не ставят вас ни в грош, как делают только дети-подростки в адрес своих родителей. Я бы предпочла собаку, но размеры моей хатки могут позволить мне завести тварь не больше пекинеса. Поэтому я живу в одиночестве.

Черный блокнот лежал в ящике тумбочки. Я могла бы достать его, прочитать маленькие клочки исповеди моего покойного мужа, почтить, так сказать, его память. Но у мертвых другая память.

Статья из местной еженедельной газеты «БуревестниК» от 14 ноября 2004 года

Раскрепощитель восстал из мертвых?

За последнюю неделю в городе было найдено два трупа, манера убийства которых очень сильно напоминает почерк печального известного Артура Мальцева по прозвищу Раскрепощитель, который в июле нынешнего года скончался в стенах психиатрической лечебницы. Раскрепощитель душил своих жертв, раздевал их и «освобождал» их от сердец хирургическим способом. Недавние убийства совершенны точно таким же способом.

Что это: Артур Мальцев сумел обвести всех вокруг пальца или у него появился подражатель? Полицейские отказываются как-то комментировать происходящее и призывают не делать поспешных выводов, а также ограничить прогулки в темное время суток.

Майор юстиции Бердяев, участвующих в поимки Артура Мальцева, настаивает на эксгумации тела, но пока достаточных оснований на это не имеется.

«Артур заслужил то, что хотя бы его тело оставили в покое», — так комментирует вопрос об эксгумации вдова Мальцева Ирина Новикова.

Редакция нашей газеты будет следить за новостями по этому делу, но одно можно сказать точно – в наш город снова пришел страх.

Записи из черного блокнота: «Я снова вижу страх. Глупые люди думают, что они его чувствуют, но на самом деле его можно только увидеть. Он похож на маленького сморщенного старика, который жмется в углу и выглядит жалким, но на самом деле он ждет – ждет, когда твое сердце выпадет ему прямо в руки…»

«Я знаю, почему ты меня навещаешь. Ты только начинаешь догадываться о причинах своих поступков. Я ускорю тебе встречу с истиной – я не сумасшедший. Все, что я сделал, принесло свои плоды. Когда ты это поняла, а? Когда увидела первую кровь? Или вторую?

Видишь ту девушку, вон там, оглянись, стоит у стеллажа в своей раздражающей голубой кофточке. Она чокнутая, только это секрет, для всех остальных она медсестра».

«Этот скрип по ночам не дает мне уснуть. Скрип из самой внутренности головы. Мне хочется содрать ее руками. Ты тоже слышишь его, Ира?..»

Категория: Блог / Рассказы



Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает ваши или чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • 0
  • 490

Добавить комментарий